Музыкальная терапия

А. Юркова Абу Али ибн Сина и его музыкальная терапия

Автор: Анна Юркова
Источник статьи: журнал "Старинная музыка" 2007 г. - № 3-4 (37-38). - С. 31-33.
Название: Абу Али ибн Сина и его музыкальная терапия

«...Но еще гораздо более найдем мы в музыке для людей пользы, если рассмотрим, что она не только облегчает, как видели, труды, но будучи почасту одним некоторым действительным лекарством, исцеляет их чудесным образом от различных болезней. Не знаю, однако ж, потому ли, что она посредством сладкопения своего, развеселяя душу и приводя в стройность сопряженное с душою тело, истребляет многие недуги, которые причиняет душа телу. Или потому, что, вводя гармоническое и стройное движение в жизненный дух, а посему и в кровь, приводит в порядок поврежденные соки, и таким образом доставляет животному благосостояние, причину и вину здравия».

Е. Булгарис1. Трактат «О действии и пользе музыки» (1772)

Подобно фигурам на шахматной доске, на земной поверхности сменяли друг друга цивилизации, династии и правители, раскладывая удивительную партию под названием «История человечества». Одни, сыграв свою роль, покидали игру, оставляя потомкам результаты своего диалога с Миром: письменность, порох, календарь, часы. Другие, переняв их опыт, шли дальше – к новым изобретениям и открытиям. Так пришло время «вступить в игру» и цивилизации арабов. Восприняв древнегреческое наследие, они создали на его базе собственную научную и художественную школу, оказавшую впоследствии колоссальное влияние на становление европейской культуры. Так, в историю математики вошло имя Мухаммада ибн Муса аль-Хорезми (780 – 863 гг.); арабских «предков» имеет инструментарий средневековых жонглеров; существует даже предположение, что рифма перешла в романскую поэзию именно из арабской.

Арабские ученые IХ–XI веков2 по разносторонности своей деятельности и по масштабам вкладов в науку и культуру сопоставимы с учеными эпохи европейского Возрождения. В ряду мыслителей и поэтов той эпохи выделяются такие значительные фигуры, как аль-Хорезми, аль-Фараби (ок. 870 – 950 гг.), Абу Абдаллах Джафар Рудаки (сер. IX – 941 или 952), Абулькасим Фирдоуси (между 934 и 941 – 1020 или 1025). Но особое же место занимает, конечно же, Абу Али ибн Сина3 (980 – 1037). Философ, врач, психолог, политический деятель (визирь), законовед, хиромант, писатель, поэт и, наконец, музыкант – вот приблизительный список направлений деятельности «таджикского Леонардо да «Винчи». В Европе он был более известен как врач – его капитальный труд «Канон врачебной науки», представляющий собой свод знаний о медицине того времени, на многие столетия стал настольной книгой европейских медиков. На Востоке же лекари прибегают к нему до сих пор4. Уже в ХII веке этот пятитомный труд был переведен на латынь, а в 1483 году издан в Венеции (вероятно, с тех пор автор «Канона» стал более известен под латинизированным вариантом своего имени – Авиценна). В своих философских работах Ибн Сина опирался на античное наследие, особенно на труды Аристотеля, хотя во многом расходился со своими предшественниками, выстраивая собственную картину мира. Чтобы представить степень влияния Ибн Сины на европейскую литературу, достаточно сказать, что литературоведы усматривают прямую преемственность между его повестью «Живой, сын бодрствующего» и «Божественной комедией» Данте. Кроме того, с его «Трактатом о любви» связывают истоки куртуазного романа. Своим учителем называл Ибн Сину крупнейший поэт и математик Средневековья Омар Хайям. Еще более удивительной оказывается связь отдельных положений логического учения Ибн Сины, посвященных вопросу о знаках и их видах, с теорией основоположника семиотики Чарльза Пирса, возникшей почти 1000 лет спустя!

Наследие Ибн Сины (около 450 сочинений) представляет огромную ценность потому, что сам целитель принадлежал к редкому типу людей, умеющих органично сочетать в своем мировосприятии теоретические положения и их практическое применение. Будучи врачом, он направлял свои поиски в сторону практической деятельности – так, как это понимали лучшие врачи предшествующих эпох, уверявшие, что существование врачей тела и врачей души есть величайшая ошибка, так как эти две составляющие взаимосвязаны и взаимозависимы, и вместе они образуют целое. Так, Платон прямо говорил о том, что нельзя лечить тела без души, часть без целого. Напомним, что слова целитель и целостность являются однокоренными, и исцелить означает «сделать целым». Ибн Сита, считавший, что «естество послушно внушениям души», был именно целителем, а лечить душу он предлагал музыкой.

Музыка в его трудах предстает в нескольких аспектах: теоретическом, философском, эстетическом, психологическом, медицинском (точнее, терапевтическом). Собранные вместе, эти аспекты образуют удивительно целостную систему, направленную на воспитание гармоничного человека. Причем воспитание это, по мнению Ибн Сины, должно начинаться с раннего возраста.

Так, в разделе «О воспитании» первой книги «Канона» он пишет: «К числу необходимых для младенцев средств для укрепления натуры относятся: во-первых, легкое покачивание, во-вторых, музыка и песня, напеваемая обычно при убаюкивании. По степени восприятия этих двух вещей ребенком устанавливают его предрасположение к физическим упражнениям и музыке. Первое относится к телу, а второе – к душе»5.

Вопрос о соотношении души и тела является одним из центральных положений философии Ибн Сины. Великий целитель утверждал идею их гармонии и взаимодополнения. Тело, по его мнению, – жилище души и орудие для ее деятельности. Следовательно, для развития гармоничного человека необходимо двустороннее воспитание: физические упражнения для физического здоровья и музыка и другие виды искусства – для духовного.

Более того, как врач, Ибн Сина считал, что музыка может обладать лечебным эффектом и «лучшим упражнением для всестороннего гармонического развития человека и сохранения его здоровья является пение и вообще музыкальное исполнительство»6. То есть «музыкальная терапия», по Ибн Сине, – процесс, предполагающий не только пассивное слушание музыки и звуков вообще, но и активное участие в ее исполнении.

К тем же выводам приходят современные психологи и педагоги. Так, Т. Юдовина-Гальперина – педагог и автор уникальной методики развития детей с раннего возраста, считает, что «учитывая прямую и обратную связь между музыкой и здоровьем, можно сказать, что это еще один вид нетрадиционного излечения, своего рода действенная музыкотерапия»7. «С давних времен, – продолжает она, – люди ощущали связь между мозгом и руками. Недаром на Востоке существует привычка перебирать четки, а в Китае вертеть грецкие орехи. <...> игра на рояле – это стимуляция областей мозга именно через мануальные навыки»8. Стоит напомнить, что в кистях рук сосредоточено большое количество рецепторов, передающих возникающие импульсы к головному мозгу.

Кроме того, на ладонях существуют рефлекторные зоны, массаж которых способствует излечению многих заболеваний. Именно поэтому Юдовина-Гальперина утверждает: «игра на рояле есть кладезь оздоровительных приемов...»9. Автор данной методики добивается поразительных результатов при работе с детьми, имеющими проблемы с моторикой, именно при помощи игры на рояле и необходимой для этого гимнастики! Вывод, к которому она приходит, поразителен: «наличие полноценного здоровья побеждает отсутствие природного музыкального дарования»10. С. Шушарджан в книге «Руководство по музыкальной терапии» приводит слова физика Гордона Шоу из Калифорнийского университета, который объясняет эффект формирования пространственно-временных связей у детей тем, что при игре на рояле «вы наглядно ощущаете взаимодействие пространства и времени». Когда последовательность «палец-клавиша» порождает мелодию, нейросвязи между пульсацией (клавишами) и звуками в пространстве и во времени (мелодия) укрепляются»11.

Следовательно, при должном понимании происходящего и при стремлении положительно воздействовать на окружающий мир любой музыкант может стать целителем. Будучи сам при этом целостным человеком.

Что касается «пассивной музыкотерапии», то есть воздействия, осуществляемого через слух, то здесь Ибн Сима, в отличие от врачей западных областей мусульманского мира, уделявших внимание воздействию ладов и тембру струн уда, сосредоточился более на роли ритма в диагностике заболеваний.

Ибн Сина сопоставляет человеческий пульс с музыкальным метром и ритмом: «Тебе должно знать, что у пульса существует некое музыкальное естество. Как искусство музыки совершенно благодаря сочетанию звуков в известном соотношении по остроте и тяжести и кругам ритма12 величины промежутков времени, разделяющих удары [по струнам], таково и качество [ударов] пульса.

Отношение быстроты и частоты их темпа есть отношение ритмическое, а отношение их качеств по силе и слабости и по величине есть отношение как бы сочетательное. Так же, как темпы, ритм и достоинство звуков бывают согласные, а бывают и несогласные, так и неровности [пульса] бывают упорядоченные, а бывают и неупорядоченные. И еще [скажу], что отношения качеств [ударов] пульса по силе и слабости и по достоинству могут быть согласными, а могут быть и несогласными и даже несходными, и [тогда] это выходит из категории определения [какого бы то ни было] порядка [неровностей пульса]»13.

То есть музыке, как и пульсу, должна быть присуща соразмерность. Как пишет А. Джумаев, «категория соразмерности <...> включает в себя такие моменты, как упорядоченность, пропорциональность, мера. В музыке соразмерность, видимо, выполняет подчиненную функцию, раскрывая одно из качеств, составляющих гармоничность. Гармоничность же, включая все указанные понятия, предполагает еще определенную установку на восприятие и содержит качественную характеристику явления»14.

Опытный врач, по мнению Ибн Сины, может уловить изменения частоты пульса на половину, одну треть и. т. д. При условии, что врач будет также и музыкантом: «Я поражаюсь тому, что можно установить эти отношения на ощупь. Это легче всего для человека, который по ремеслу привык [иметь дело] со степенями ритма и соотношениями звуков и обладает способностью изучить музыку [теоретически] и сопоставить сделанное [на практике] с известным [из теории]. Такой человек, когда обратит внимание на пульс, быть может, почувствует эти отношения на ощупь»15.

Качество пульса «по размеру» целитель связывает с отношением времени расширения артерии ко времени между двумя расширениями, то есть отношения времени движения ко времени покоя, уподобляя пульс человека пульсации в музыке.

Далее Ибн Сина излагает принципы диагностики по пульсу: «Размер» [пульса] это [качество], к которому приложимы [упомянутые] музыкальные отношения. Мы говорим: пульс бывает либо хорошего размера, либо дурного размера.

Разновидностей [пульса] дурного размера – три. Одна из них – это пульс изменяющегося размера и переходящего размера, то есть пульс, размер которого является размером, присушим возрасту смежному с возрастом обладателя [исследуемого] пульса; так, у детей бывает размер пульса юношей.

Вторая разновидность – это пульс отдаленного [по возрасту] размера, как например, когда у детей размер пульса стариков, и третья – пульс, выходящий из размера, то есть пульс, непохожий по своему размеру на пульс какого бы то ни было возраста. Выход пульса из размера часто указывает на значительное расстройство состояния [здоровья]»16.

...Не потому ли расстроилось состояние здоровья человечества, что пульс его музыки вышел из размера, пренебрег мерой? Или наоборот, расстройство пульса было симптомом заболевания?..

Идея Ибн Сины о связи пульса и музыкального метра была впоследствии подхвачена многими врачами и художниками. По словам Л. Дворецкого, «далее об этом вновь заговорил Леонардо да Винчи. Значительно позже известный французский врач Рене Лаэннек, обессмертивший свое имя введением в медицинскую практику метода аускультации17, усмотрел определенные музыкальные оттенки в дыхании, в тонах сердца и сосудов, и попытался даже с помощью нот изобразить различные патологические шумы в артериальных сосудах. Частота пульса у человека во времена отсутствия метрономов считалась критерием оценки скорости метрического движения18. 0 такой связи указывалось в различных старинных сочинениях и руководствах по теории музыки, в которых приводилась целая шкала темпов, выражавшаяся с помощью отношения к частоте пульса.

Впоследствии такую связь пытались представить с помощью некой мензуральной теории в виде «нотного письма». Отображение сердечных сокращений на электрокардиограмме сродни изображению музыкальной мелодии на пяти горизонтальных полосках нотного письма»19.

Многие исследователи приходят к выводу, что ритм — это наиболее сильнодействующее качество музыки. Рискнем предположить, что, в силу своей мерности, повторности, явление ритма есть попытка организовать время и создать время музыкальное. Как изящно выразился С.К. Лангер (Langer), «музыка делает время слышимым и ощутимым в своей форме и протяженности»20. Со временем связано и изменение звука по высоте, которое на языке физики означает увеличение или уменьшение частоты колебаний в секунду21. Совпадение же частот рождает явление резонанса, влияющее на ход планет, характер человеческих взаимоотношений и «тонов с точки зрения их созвучия или несозвучия» (Ибн Сина), и поэтому являющееся одним из основополагающих принципов звуковой терапии.

Музыкотерапия, врачующая не только тело, но и душу, приводящая их в гармонию с окружающим миром и друг с другом, становится одним из прогрессивных направлений современной медицины. Но следует помнить, что опирается она и на достижения предшествующих эпох, в том числе – на наследие великого врача Абу Али ибн Сины.

Примечания

1 Евгений Булгарис (1716 – 1806) – епископ Херсонский, энциклопедически образованный ученый и церковный деятель XVIII века.

2 Термин «арабский» в западной научной традиции объединяет культуру не только собственно арабского мира, но всего Ближнего и Среднего Востока.

3 Полное имя знаменитого среднеазиатского врача – Абу Али Хусейн ибн Абдуллах ибн Хасан ибн Али ибн Сина. «Абу» означает «отец», т.е. в данном случае – отец (человека по имени) Али, а «ибн» – «сын». Таким образом, собственное имя целителя – Хусейн.

4 Подробнее об этом см.: Исомиддинов А. Пределы наших возможностей, Душанбе, 1987.

5 Абу Али Ибн Сина (Авиценна), Канон врачебной науки. Кн 1. – Ташкент, 1954. кн 1. – С. 300. Цит. по: Джумаев А. Музыкально- эстетические взгляды Ибн Сины // Музыка народов Азии и Африки. – М.: Советский композитор, 1984. – С. 176.

6 Раджабов А. Из истории развития таджикской музыкальной культуры (V–XII вв.): Автореферат дисс. …канд. историч. наук. – Душанбе, 1982. – С. 16.

7 Юдовина-Гальперина Т. Музыка и здоровье. Ранняя диагностика функциональных заболеваний – СПб., 2002. – С. 3.

8 Там же. – С. 7.

9 Там же. – С. 3.

10 Там же. – С. 22.

11 Шушарджан С, Руководство по музыкальной терапиии. – М., 2005. – С..347.

12 В восточных трактатах существовала традиция записи ритмической формулы в виде круга. Отсюда, видимо, и возникло понятие ритмического круга.

15 Ибн Сина. Канон врачебной науки. Кн.1 – С. 243

14 Джумаев А. Цит. соч. – С. 34.

15 Ибн Сина. Указ. соч. – С. 243.

16 Там же. – С. 244.

17 Аускультация (от лат. auscultare – слушать, выслушивать) – метод исследования внутренних органов, основанный на выслушивании звуковых явлений, связанных с их деятельностью. Осуществляется путем прикладывания к поверхности тела человека уха или инструмента для выслушивания.

18 Например, по пульсу органные мастера настраивали тремулянт.

19 Дворецкий Л. Музыка и медицина. Размышления врача о музыке и музыкантах. – М., 2002. — С. 14.

20 Цит. по: Бергер Л. Звук и музыка в контексте современной науки и в древних космических представлениях. Пространственный образ как модель художественного стиля. – Тбилиси, 1989. — С. 15.

21 Здесь будет уместным вспомнить теорию единого музыкального времени К. Штокхаузена.

 

Music Fancy

Рассылка

Новые статьи и книги на сайте Musicfancy






Russian (CIS)Ukrainian (Ukraine)English (United Kingdom)